Здравствуй

Да, здравствуй, путник. Не оглядывайся, я обращаюсь именно к тебе. Не важно, случайно ли ты сюда зашёл или нарочно, я всегда тебе рад. Проходи, садись, не бойся, здесь тебя током не ударит. Отдохни, расслабься, а я пока заварю тебе душистый травяной чай.

За окном гроза… Впрочем… За моим окном всегда гроза… Прохладная влажная свежесть, разливается каплями тёплого летнего дождя по прожжённому зноем воздуху. Возможно, ты зашёл просто переждать её в моей компании, а возможно, скрылся в моей атмосфере от палящего солнца. А я надеюсь, что тебе будет уютно здесь.

Здесь ты можешь рассказать свою историю, поделиться своими мыслями или просто выговориться о наболевшем, я всё пойму и выслушаю… Я не гадалка и не мудрец, но всегда постараюсь помочь советом. 

Welcome!

Комментариев: 0

***

Поезд подходил утомительно медленно, к тому же ещё и ветер поднялся ужасно сильный. Я на острие волнения отсчитывал вагоны — 12, 11, 10, 9, ресторан...

Поезд всё никак не собирался останавливаться. Зелёный с желтыми полосками, он был похож на длинного дракона, прошедшего нелегкий путь.

Из восьмого вагона выходили незнакомые люди, отчего я волновался сильнее. Погода подхватила моё волнение и ветер усилился.

Я успел только мельком увидеть показавшееся из-за проема лицо, как вдруг что-то чёрное и юркое с тихим писком промелькнуло в воздухе и повисло у меня на шее.

— Ну вот, ещё два человека в этом мире стали счастливее — подумал я и обнял Ловчую.

— Всё, я плачу… — Прошептала она, прижимаясь изо всех сил. 

— Всё хорошо, ушастик, я с тобой… — Тихо сказал я.

 

Мимо проходили люди, оглядываясь на нас. Если б они знали хоть немного из этой истории... 

Комментариев: 0

***

Я зашёл в мрачный зал с низким потолком, куда обычно закидывает всех новичков. Если он попадёт сюда, значит ему повезло, если нет… Я его предупреждал.

Зал был пуст, даже самая смелая нечисть, поджидавшая лёгкую добычу, слиняла почуяв моё приближение. Зал был пуст, но из всех щелей жадно смотрели глаза и пустые глазницы, поджидая, когда ж свалит восвояси сильный конкурент.

Воздух в центре зала сгустился, и на пол выпал тёмный силуэт. Он медленно поднялся на ноги. Из углов зашипели. 

— Не двигайся — спокойно сказал я силуэту, медленно, шаг за шагом приближаясь — Только не двигайся.

Силуэт обернулся ко мне, посмотрел на меня пару секунд и совершил идиотский поступок — с диким воплем рванул от меня к стене. Твари кинулись к нему. Матернувшись под нос, я последовал их примеру. 

— Вон! Все вон отсюда! — Я взревел, выхватив молнию из ножен и распугивая тварей блеском полупрозрачного сияющего клинка. Силуэт сидел у стены, сжавшись, и безостановочно вопил.

— Хватит орать! Это Саймон!

— Нет! Ты врёшь!!!

— Идём со мной!

— НЕЕЕТ!!! — силуэт снова сжался в припадке.

Сплюнув, я раскрыл портал и выпнул Илью из астрала.

***

— У меня всё готово. — Ловчая закончила плести контуры и села на край кровати — Ты уверен, что мы справимся без связывания?

Я кивнул.

— Сконцентрируйся. 

Катя закрыла глаза и взяла меня за руки. Пальцы её резко сжались и она громко застонала. Я зажмурился, перетягивая на себя всю боль от этого неординарного эксперимента. В голову впились тысячи игл, охотница сжала мои пальцы ло хруста суставов, но внезапно хватка ослабла, ладони начали увеличиваться в размерах, покрываясь мягкой шерстью и преобразуясь в большие когтистые лапы. Катя без сил повалилась на спину, увлекая меня за собой. Я открыл глаза.

Тварюшка. Огромное и очень необычное, но весьма очаровательное создание тихо сопело, глядя на меня. Зверюшка была почти такой, какой Катя рисовала её в тетрадках на уроках. Чёрная матовая шерсть наводила на мысли о WANTABLACK — покрытии, поглощающем 98% падающего на него света, казалось, что если протянуть руку, то она провалится в бесконечную черноту, но вместо этого пальцы утопали в тёплой и необычайно мягкой и гладкой шёрстке, пробуждая желание обнять прелестное создание и проспать в его объятиях целую вечность. Гладкий светлый череп скрывался под тонкой кожей, сквозь которую местами просвечивали аккуратные прожилки сосудов. В глазницах блестели чёрные, словно отлитые из горного хрусталя, глаза, из глубины которых виднелось слабое голубоватое свечение. Длинный серый хвост был голым, если не считать нескольких плавников, расположенных вдоль хвоста. Кончик его украшала огромная кисть белоснежных перьев, внося просто сумасшедший контраст во всю картину.

— Похоже, всё прошло хорошо. — Я наклонился к зверушке и обнял её. Ответом мне было тихое ласковое урчание. Голубой свет в глазах потускнел и исчез совсем — Тварюшка заснула.

Комментариев: 0

***

Строй медленно двигался, проходя в широкое окно портала и исчезая в плотном тумане. Из портала веяло ночной прохладой и свежестью. Катя подошла сзади, положив ладонь мне на плечо.

— Ничего не забыли?

— Нет… Я три раза перепроверил по списку. Идём?

— Да, пожалуй.

Портал беззвучно схлопнулся за нашими спинами. Впереди тихо шелестело наше немногочисленное войско. 

— Я провожу тебя до ворот. 

— Не нужно… Проведи брифинг — Охотница обняла меня и растворилась в тумане.

— Ладно — я обернулся к войску — У нас есть пятнадцать минут, за это время мы расходимся. Первая группа — четыре техника, сапёр и четыре десантника, плюс сто пехотинцев идут к северо-западному входу и держатся от него за пятьдесят метров, туман позволяет нам такую наглость, главное не шуметь. Со мной остаётся один из той группы. Когда через эти пятнадцать минут Рин вернётся, этот один движется в группу и командует подходить к городу, а мы с оставшейся группой идём к северным воротам и минируем их, на каждые ворота у меня по семь минут, плюс пять на переход. Я минирую север, и иду на северо-запад. В это время десант забирается в корзину, техники её снаряжают и вооружают десантников. Рин остаётся с вами. К этому времени туман рассеется, я кину вам фаер, НО. Всякое может случиться, поэтому, когда я пойду, начинаете отсчитывать ровно двенадцать минут. По истечении двенадцати минут, либо по фаеру, взлетаем. Сапёры отсчитывают шестьдесят секунд по секундомеру и взрывают ворота, обе группы вступают в город. Через десять минут после выступления начнётся рассвет. Условия: своих не бросать, по гражданским не стрелять, глушители не снимать. Так как гвардия Верховного даже не подозревает о существовании АК-12 и М4А1, как и любого другого огнестрельного оружия в самых смелых фантазиях, поэтому пройдёте вы легко. Перевёртышей из нас трое — я, Рин и Рём, Рём возглавит движение в городе, мы с Рин хватаем десантные корзины и вылетаем к цитадели Верховного. Десант с воздуха снимает охрану и дырявит стены по возможности. К этому моменту как раз взрываются ворота. Город имеет радиально-концентрическую структуру, проще говоря, как нарезанный пирог — центр и от него расходятся улицы к окраинам, соединяемые дорогами. Вы проникаете в город, растекаетесь по внешней окружной вдоль стены и все дружненько с разных сторон двигаетесь в сторону центра, по минимуму стреляя, снимая охранников и гвардейцев, оказывающих сопротивление. Пленных брать, скорее всего, по окончании операции можно будет их отпустить, так что чем больше сдадутся, тем лучше. Поэтому к военнопленным относимся уважительно. Когда прибудете в центр, действуете по обстоятельствам, я буду там. Если на улице никого не будет, заходите в цитадель. Бронированный десант там всё зачистит к вашему приходу. Вопросы?.. Вопросов, похоже, нет. И времени на них тоже нет, первый отряд, выступайте, до встречи. Главное — когда соберётесь взрывать ворота, отойдите подальше и откройте рты широко, это поможет не пострадать от взрывной волны. 

Строй разделился, и одна половина тихо, но не расходясь из строя, выдвинулась на северо-запад, исчезая в тумане. Хорошо хоть, что компасы тут работают. Через пять минут подошла Ловчая, и я подал знак выдвигаться.

— Ну как оно?

— Всё нормально, убивать их я не стала, как и планировалось, у них коматозное состояние.

— Я бы скорее сказал — анабиотическое...

— Не суть, ты понял, о чём я — Рин поёжилась — Холодно и влажно… Это утро даже свежесть не выручает...

— Ах да, чуть не забыл...

Подул тёплый ветер, рассеивая туман. Медленно прояснился пейзаж. В пятиста метрах на северо-западе мялся первый отряд, к ним приблизился оставшийся со мной, и они ровным строем двинулись к воротам. Я глянул на часы и неспешно начал закладывать шашки в петли и засов ворот. Выдав пульт сапёру, объяснил, как привести в действие взрывчатку и подошёл к Кате.

— План помнишь?

— Да.

— Секундомер у Рёма, он даст команду, но если фаер вылетит раньше, лети по нему. Встречаемся в городе.

Накинув куртку, я побежал к другим воротам. Сапёр там уже разгрузился, поэтому я сходу подхватил две шашки и подошёл к воротам. 

— Сай, корзина готова.

— Замечательно. Вылетаем немедленно. Так — я подозвал жестом сапёра — отгоняешь всех вооон тудааа, сам тоже отходишь. Вот это пульт. Как только тикнет шестьдесят секунд, поворачиваешь ключ, открываешь крышку, щёлкаешь тумблер под ней. Понял? Хорошо… Нет, нехорошо, блин, почему я об этом сразу не подумал, как я в ипостаси кину фаер… Ладно, будь, что будет, осталось пятнадцать секунд. Эй, в корзине! Держитесь там за что-нибудь, взлёт будет жёсткий!

Я разбежался, на ходу выдёргивая запал фальшфаера и со всей силы кинул его в сторону первых ворот. Не останавливаясь, я в прыжке обратился, наощупь цепляясь когтями за ручку корзины, расправил крылья и начал набирать высоту.

— Воувоувоу, Саймон! Поосторожней! — Взволнованно закричали из раскачавшейся корзины. Я глянул вниз и подмигнул им. С другой стороны синхронно со мной поднялся второй дракон, точнее драконесса, сверкая чешуёй в лучах восходящего солнца. Мы пересекли стену, направляясь к самой высокой башне города. Когда до неё осталось меньше сотни метров, сзади почти одновременно прогремели два взрыва. К этому моменту мы уже выровнялись, снайперы защёлкали винтовками, снимая охрану. ракетчики начали заряжаться, стрелки сидели на дне корзин, ожидая десантирования. Раздалось оглушительное шипение и в направлении башни вылетела первая ракета, отколов от неё приличный кусок. Я растянулся в улыбке, проведя мысленно аналогию с вертолётом Ка-52. Внизу что-то закричали, загремел колокол, о корзины начали звякать наконечники стрел и болтов.

Обстреляв башню со всех сторон, мы высадили десант на терассе с другой стороны. Я подлетел к башне и, вцепившись когтями в оконный проём, резко дёрнул её. Громко хрустнув, она отломилась от основания и рухнула вниз на площадь. Я сел на выпирающую винтовую лестницу и отпустил ипостась, следом за мной приземлилась Айда.

— Идём вниз!

Мы шли по длинным пустым коридорам, натыкаясь на трупы.

— Мда, наши джегернауты вошли во вкус.

Где-то внизу слышалась приглушённая стрельба. Ракетчики оставили трубы в корзинах и сейчас ходили с ручными пулемётами.

— Саймон!

Я оглянулся. Сзади стоял один из десантников.

— Здание очищено, Верховного зажали в комнате, он заперся, дверь не открывается, петли закрыты, не прострелить.

— Идём.

Мы зашли в холл. В одной из комнат кто-то копошился, ракетчик изо всех сил лупил в дверь прикладом пулемёта.

— Отойдите! Сейчас, детишки, я вас познакомлю с подствольным гранатомётом. Дай-ка мне автомат...

Один из стрелков протянул мне АК-101 с подствольником, я зарядил его и выстрелил в дверь. Её вышибло, как бумажную. Повисла тишина, только слышались выстрелы приближающегося войска. Из заполненной дымом комнаты раздалось громкое рычание и из плотной завесы дыма вышел огромный медведь.

— Оооо, для него у меня есть кое-что, прошипела Катя и, сжав в руках что-то блестящее, рванулась навстречу перевёртышу.

Он нелепо махал лапами, пытаясь отбиваться, но неуклюжести медведя противостояла ловкость и грация отточенных движений воина. Оттолкнувшись от стены, охотница оседлала медведя и вонзила ему в шею длянный стеклянный шприц, выдавливая всё содержимое. Медведь заметался, скинув девушку на пол, уменьшился, шерсть на звере начала исчезать, сменяясь кожей, и спустя несколько секунд перед нами стоял Верховный правитель Энвартеума айрэн Ларэнтие собственной персоной в чём мать родила.

— Обана! Вот так встреча! — выпалил я, слегка оседая

— Т… ты… его знаешь?.. 

— От… ткуда… з… знает? — это уже сам Верховный подал голос

— Дааа… А лучше бы я тебя тогда стервятникам отдал. Котёнок, я рассказывал, это тот снусмумрик, которого братки порешили.

— Какие братки? Кого порешили?

— Тебя, тебя… Ладно, так и быть, вспоминай. 

Зрачки Верховного расширились, он закачался.

— Чёрт… Чёрт, чувак, так это твой мир...

— Угу… Да не трясись ты так, я тебя не убью. — я кивнул одному из стрелков, он подошёл ко мне — Спустись вниз, скажи техникам, чтоб ставились на терассе, как я учил.

Тот кивнул и побежал вниз.

— Не убьёшь? — Катя подняла глаза — А как же...

— Подожди, ушастик. — Я улыбнулся ей — Так вот, я тебя не убью. А отдам ей. А вот что она с тобой сделает, я не знаю, и не отвечаю. Нет, ну вы посмотрите на этот хищный драконий оскал, а! — Бойцы приглушённо засмеялись, смущая девушку. — Но честно — это лучшее, что я могу с тобой сделать, поверь. Если бы я убивал тебя сам… В общем, считай моё решение актом милости… Единственное, что я сделаю сразу — я сорвал медальон с шеи Верховного и отдал девушке. 

— Помощь нужна? 

Она помотала головой. Я заглянул в комнату, убедившись, что там никто не прячется. 

— Развлекайтесь. Я на терассу. Ребят, будьте тут, на случай, если он что учудит.

 

Солнце уже полностью вышло, поднимаясь из-за горизонта всё выше. Техники исправно расставляли акустику и усилители, соединяя всё проводами, плоды моих последних работ, чуть было не пострадавшие во время вторжения. Я достал микрофон и подключил его к длинному шнуру в центре терассы, постучав по нему пальцем. Громким эхом стук отразился от стен и крыш. 

— Доброе утро, уважаемые жители моего любимого мира — начал я, как можно более боброжелательным тоном. — А главное, что это утро не только доброе, но ещё и очень интересное! А интересно оно тем, что сегодня, сами того не поняв, вы проснулись в совершенно новом мире! И если вы не жиреете за счёт государственной казны, не грабите бедное население нашей замечательной страны и не развлекаетесь еженедельным загоном перепуганных перевёртышей, то новый мир вам обязательно понравится! Ваш прелестный государь минувшей ночью опочил навека. Вообще, решив показать свою крутость в пылу назревающего бунта, он решил себе завести наследника. И даже избрал прекрасную особу на роль суррогатной матери. Бедняга и предположить не мог, что в момент зачатия его настигнет импотенция. Ну да на всё воля божья, не так ли? Вот и я думаю, что так. К тому же бунт оказался не толпой крестьян с вилами и крупным рогатым скотом, которая легко решается ящиком арбалетных болтов, а масштабной спецоперацией в лучших традициях элитных боевых подразделений.

К этому моменту на площади уже образовалась немаленькая толпа. Катя подошла сзади с мешком и удивлённо окинула взглядом собравшихся людей.

— Итак, ваш замечательный правитель сильно с этим накосячил, не смог позаботиться даже о себе. Неудивительно тогда осознавать, как он заботился о вас. Повышающиеся налоги, пошлины, слежка, загон и забой перевёртышей, а всё ради чего? Знаете, где ваши налоги? У него в подвале золотая комната, бассейн, массажная, и ВСЁ из чистого золота. Но ничего, зло всегда остаётся наказанным, поэтому такое разгильдяйство привело вашего государя к этому — я засунул руку в мешок, ожидая нащупать шевелюру правителя. Но вместо этого пальцы проскользнули во что-то тёплое мягкое и сырое, более того, похоже, напрочь там застряли. 

— Трахея… — прошипел я, пытаясь стряхнуть голову с пальцев, но после безуспешных попыток, решил, что и так сойдёт, и достал голову из мешка

— Вот к этому! — я вытянул руку вперёд, голова гордо возвышалась, насаженная на мои пальцы.

Народ ахнул, Катя скривила лицо и отвернулась.

— Помоги — прошипел я стоящему рядом бойцу. Он схватился за голову и я одним рывком высвободил пальцы. 

— Полагаю, друзья, вы в шоке. Я, если честно, тоже. Но и нам и вам теперь с этим жить. Обещаю, что скоро вы почувствуете перемены в жизни. Если вы хорошие люди, то и перемены будут хорошими. А теперь представляю нам… Точнее вам нового Верховного правителя Энвартеума — Рёма!

Робкие апплодисменты из толпы. Люди смирились… Рём подошёл ко мне и взял микрофон.

— Здравствуйте… Честно, пару месяцев назад я даже не подозревал, что займу эту должность, да что уж там — он хмыкнул — я даже вчера утром этого не подозревал! Да к тому же принять этот пост из ТАКИХ рук, ведь перед вами, дамы и господа, не кто иной, а сами боги Энвартеума!

Эхо последних слогов повисло в мертвенной тишине. 

— Сай, Рин, подойдите! — громко прошептал Рём, оглянувшись. Мы подошли ближе.

— Вот эта девушка — продолжил анимаг — богиня Рин. Покровительница любви, тепла и заботы.

— Кать — прошептал я — лапки спрячь и крылья расправь.

Девушка спрятала окровавленные руки за спину и расправила крылья. Белоснежные перья ослепительно сияли в свете солнца.

— И правда… Пресветлая… Пришла… Спасение… — то тут, то там восторженный шёпот катился по толпе.

— А вот этот парень — верховный бог Энвартеума Саймон, Покровитель силы, защиты и справедливости. Не первый месяц я сражаюсь рука обруку с ними и всё сильней убеждаюсь — они пришли, чтобы сделать этот мир лучше и чище. И я горд нести такую ответственную должность, порученную мне их решением. Ну а они, я надеюсь, всегда помогут мне советом, как поступить лучше.

— Конечно поможем — я дружески хлопнул его по плечу.

Из одного конца площади кто-то захлопал. Апплодисменты разрастались по толпе лавинообразно, рёвом разнесясь по всем уголкам. Люди ликовали.

— Ну вот и отлично — сказал я — операцию «Революция 17года» Можно считать завершённой.

Катя прыснула

— Ну, по этому случаю можно и в золотой бассейн? — Засмеялся Рём.

— Неее, это не наш метод! Вечером покажу наш.

Мы вышли с терассы и пошли в комнату.

Комментариев: 0

***

— Отлично...

— Мрр?

— Да… У нас есть всё, чтобы привести тебя в порядок… Главное не нервничай.

— Я доверяю тебе, нет повода нервничать.

— Вот и хорошо. Потерпи, сейчас будет немного больно… — Я протер скальпель спиртом и медленно без нажима провёл по нежной коже вдоль ключиц, раскрывая глубокую колотую рану. Ловчая зажмурилась и стиснула зубы, тихо скуля.

— Всё хорошо, солнышко… Прости… Но это для твоего блага...

— Я понимаю — сдавленно прошептала она.

Я достал травяной порошок, размешивая его пальцами в плошке, резко чиркнул скальпелем по запястью и с ладони тонкой струйкой закапала кровь, размачивая растертые в пыль травы. Я тихо шептал текст старого заклинания, в голове мелькнула матерная мысль о непотребстве труднопроизносимого эльфийского языка для заклинаний. Мазь сильно разогрелась, чуть ли не обжигая пальцы. Я зачерпнул её ладонью и начал поливать кожу вокруг раны. Охотница захлебнулась воздухом с громким всхлипом вцепившись руками в мою кофту. Мазь стекалась ближе к прорезанным канавкам, и попав в них, потекла к ране. В последний момент, когда первая капля почти сорвалась внутрь, я резко приложил ладонь к ключицам Айды, накрывая рану ладонью. Она напряглась и обмякла. 

Я медленно открыл глаза.

— Так, я жив… Значит и ты жива… Неужели, всё получилось?.. — Я приложил ладонь ко лбу Ловчей: температура спадала. Под ладонью обнаружился уже затягивающийся шрам, подхваченный собственной регенерацией тела девушки.

— А теперь спим, ушастик...

 

***

 

— Тооош… — Катя показалась в дверях — Я дура, да?

— Эммм?

— Посмотри на меня...

— Ну, промежуточная ипостась... 

— Я… Я застряла в ней...

— Так, а что случилось?

— Эх… Сейчас расскажу...

Она села ко мне на колени и рассказывала о погоне, пока я осматривал её.

— Глаза закрой. — Я соскоблил в ладонь скальпелем застывшую кровь с ранки от дротика, и собрав её языком, задумчиво закрыл глаза. — Знаешь, а ведь это не железо… Глаза не открывай… Так. Не железо. Точнее не совсем. Это сплав. Возможно, с обсиданом, но вряд ли. Жаль, ты дротик выкинула. Расслабься. Я имею ввиду, мышцы расслабь. Вот так. — Я приложил ладонь к её лбу, проникая в её сознание. — Ууу, это паническая атака. Сейчас. 

Через мгновение, девушка вернулась в человеческий облик.

— Отдохни, солнце. Я скоро, только до города и назад… Что-то меня тревожит...

— Я буду ждать тебя… — Ловчая крепко сжала мою ладонь.

Чутьё не подвело, в городе настойчиво гремел голокол.

— Тревога! Тревога, Саймон! Вас все ищут!

— Что случилось?

— Предатель открыл ворота, сейчас в город ворвались войска.

— Супер… Тут по небу с огоньком не полетаешь… Что ж, пойду разбираться.

Я проявил в руках клинки-молнии и, расправив широкие черные крылья, взлетел в воздух. Мягкое оперение беззвучно рассекало воздух, увлекая меня выше, увидев первый строй, я спикировал вниз.

Да, недооценил я перья. Гвардейцы ну никак не ожидали угрозы с неба, так бесшумно подобравшейся к ним. Приземлившись прямо в центр строя и в один удар располовинив двоих солдат, я закружился в бешеной пляске, сверкая голубоватыми клинками, с громким звоном рассекавшими броню солдат. Те стекались ко мне, словно кофейные зерна к вращающемуся ножу кофемолки, тут же отлетая в стороны.

Голова кружилась. После операции я ещё не успел восстановить силы. То ли это меня подвело, то ли крови оказалось слишком много, но после очередного пассажа я поскользнулся и упал навзничь. На меня тут же навалились. Дыхание перехватило, резкая боль пронзила тело, обозначив удары клинками, и я предпринял, пожалуй, самый отчаянный, но единственно верный шаг.  Спустя секунду, десяток здоровых бойцов разлетелся в стороны от возникшего на месте некрупного подростка огромного дракона, который с глухим ревом шаркнул по воздуху большой когтистой лапой. Гвардейцы рванули от меня в стороны, но их настиг мой огонь, за мгновения поджаривший их прямо в доспехах. Я распахнул крылья и рванул в замок.

— Только бы долететь — не выходило из головы… Наконец, под когтями скрипнули камни площади перед ратушей, и я отпустил ипостась.

— Симт, ворота закрыты?

— Замуровананы, айрэн, с городом сообщение только по воздуху.

— Замечательно. Я подтянусь чуть позже, мне нужно восстановиться, я ранен.

— Да, кстати, насчёт ран… Осмелюсь доложить… Ропщут на вас, айрэн… Говорят, мол, как так, бьёмся в войске бога и лечимся в госпитале, неужели не сможет он нас сразу вылечить.

— Эвоно как — горько усмехнулся я — ну сейчас я их подлечу...

 

Прихрамывая, я шёл по коридору госпиталя, зайдя в зал, где лежали раненые бойцы.

— Это вас наша медицина не устраивает? Что ж мне никто не сказал, а? Или страшно? Так вот, особенно меня злит, когда говорят за спиной всякую хрень. Да, я хоть и бог, но вполне такой же неэфемерный, меня можно потрогать, можно ранить… А мне нужно будет лечиться. К тому же некоторые кретины считают себя умнее других, регулярно кидаясь с ножом на Рин, преследуя вообще никому непонятные цели, а мне потом приходится её лечить. Но раз так, ладно, устраивайтесь поудобней... 

Я стиснул зубы и упер ладони в стену. По ней заскользили зигзагами зеленоватые змейки энергетических потоков, устремляясь к койкам бойцов и объяв их ярким сиянием. Кости начали срастаться, раны затягиваться… Я беззвучно стонал, выжимая из себя энергию. Из порезов снова начала сочиться кровь, стекая по коже под одеждой, тупой болью отозвался откат. 

Уткнувшись лбом в холодную каменную стену, я отпустил ладони и, ловя ртом воздух, прошептал:

— А теперь… Живо… На передовую… Вас, чёрт возьми… тридцать человек… Действуйте...

Сильно качаясь, я прошёл к раскрывшемуся порталу и выпал в гнездо, на кровать к вскрикнувшей Ловчей, протянул к ней руку, потом в глазах у меня потемнело и я отключился.

Комментариев: 0

***

— Саймон!

Я подпрыгнул с кушетки, пожалуй, раньше, чем проснулся.

— Что?

— Тревога, город осаждают, у стен огромные войска, катапульты и стенобитные машины. Вас требуют.

Кофту я надевал уже по пути. Серое пасмурное небо и холодный ветер чётко отражали моё настроение, а также целесообразность кофты, заботливо сшитой Ушастиком несколько дней назад.

Под стенами действительно стояли многочисленные войска. Лучники со стены обводили их прифигевшим взглядом. Я дал им знак рукой и они разошлись, пропустив меня к стене. Подняв мегафон, я спокойным тоном сказал

— Кому тут нужен айрэн Саймон?

Увидев меня, гвардейцы оживились, вперёд выскочил кто-то пёстрый, и непонятно, был то командир, или простой герольд, он сложил ладони у рта и закричал

— Саймон, хватит! Наигрались! Здесь правительственные войска самого великого — айрэна Ларэнтие! Сдавайтесь, и мы гарантируем вам жизнь!

Я зевнул

— Ребят, оригинальней пожалуйста… ну ладно… Внутри этой крепости войска самого Хелиферса и мы воюем под его покровительством. Так что разворачивайтесь и валите, иначе мы гарантируем вам смерть, а бог очень не желает лишних смертей в этом мире...

— Товарищи бойцы! Вы браво сражались, но не учли одного! Ваш главнокомандующий — сумасшедший, и полагает, что Бог не на стороне нашего светлого айрэна, а на стороне грязных перевёртышей, недостойных жизни! Выдайте нам его, и мы разойдёмся по домам, а?

— Грязных перевёртышей? — сухо спросил я, в голосе кроме заспанности проскочили злость и презрение — к свелению вашей светлости, грязные перевёртыши составляют 80% этого войска и 15% арьергарда в тылу. И ни один из бойцов не выдаст вам меня, потому что они видели доказательства моих слов и верят мне.

— Ну что ж, вы сами напросились… В атаку!

С громким хрустом вылетели камни из катапульт, вгрызаясь в стены крепости.

— Лучники, огонь на подавление! — я коснулся ипостаси, и тут же чёрный дракон взмыл в воздух, поливая голубоватым огнём наступающих, сжигая осадные лестницы и верёвки. Мимо меня пролетали стрелы, камни, обломки деревянных конструкций, некоторые из них попадали, но отскакивали от мощной чешуйчатой брони. спустя несколько минут, я вернулся в расположение. Враг обратился в бегство.

— Ребят, потери?

Из всех концов отрицательно мотали головами.

— Потерь нет, мой айрэн — расшифровал ближайший из лучников

— Вижу… Расставить боевой караул, обо всех инцидентах докладывать лично мне… и приберитесь тут… — я устало покачнулся и сел на землю.

— Холодно нынче...

— Это ненадолго.

Комментариев: 0

***

— Вот, таким образом, мы получаем уже триод с более широким функционалом — Я увлечённо вещал одному из анимагов принципы ламповой электроники, заходя в свою комнату.

— Вреееедность! — счастливо зевнула Ловчая, поднимаясь с кровати. Она коснулась ипостаси и уже небольшая ящерка забралась по штанине вверх, цепляясь острыми коготками за плотную материю. Я подхватил её руками и посадил на плечо. Сладко урча, она обвилась вокруг моей шеи, сонно зевнув, и закрыла глаза.

— Рин? — удивился перевёртыш

— Да — ответил я, поглаживая дремлющую дракошу пальцем по маленькой головке.

— Но… она же была… ууух!...

— Она метаморф. У неё много ипостасей. У меня тоже, но я не совсем метаморф, скорее химера. Рин сейчас плохо себя чувствует, ей нужно восстановиться, поэтому она пробудет в спячке пару дней.

— Надо же… Такая беззащитная...

— На поддержание большого тела требуется больше энергии, а сейчас я рядом, и ей можно побыть беззащитной. Хотя это относительно… Ведь сейчас я её защита, а значит, она куда менее беззащитна, чем кто либо. Ну да мы оторвались. Иди сюда, я покажу тебе, как выглядит триод.

Спустя несколько часов мы уже доделали макет, и я включил умножитель. Затлели нити накала в лампах, диффузор в самодельном динамике слабо задрожал, отзываясь тихим шипением.

— Смотри. — я прикрутил провода, идущие от инструмента, отдалённо напоминающего электрогитару, к макету. Дёрнув струну, я сдвинул движок регулятора, и из динамика послышался звук.

— Слышишь? Это ещё только макет, да и магниты мы недостаточно намагнитили, потом будет громче звучать. Но мы уже на верном пути!. 

— Ты приносишь столько знаний сюда… за ближайшее время мы значительно шагнём вперёд...

— Ууу, в мире, откуда я, учёные открывали и несли эти знания десятилетиями… Мне просто повезло родиться позже и узнать их все, чтобы принести вам… Ну да ты уже зеваешь, друг сердешный, ступай, ложись спать, завтра продолжим.

Проводив анимага, я вновь уселся к чертежам. Дракоша тихо посапывала на моём плече.

— Тааак, а давай ка сделаем тебе тёплое гнёздышко...

Я сложил тёплый вязаный плед, положив его на разогревшуюся почти до сотни градусов крышку лампового макета, взбил мягкую материю и уложил сверху спящую ящерку. Почувуствовав тепло, она расправилась, зацепившись коготками за ворс, тихонько заучав во сне, на мордочке проявилась улыбка.

— Вот и замечательно — улыбнулся я — Боже ж ты мой, какая же ты у меня прелесть — не смог удержаться от умиления — Ладно, дракон от тепла реабилитируется быстрее, поэтому оставлю макет включенным, для твоего здоровья мне ламп не жалко.

Чертежи не шли. Линии орасплывались, а пытаясь что-то посчитать, я путался в самых элементарных арифметических действиях. Похоже, что я тоже выхожу из строя...

Я погасил усилитель, подняв ящерку вместе с пледом и переложив на кровать, стянул с себя одежду, забрался в постель, спрятав дракошу к себе под тёплое одеяло и уснул...

Комментариев: 0

***

— В общем так! — Рём сидел за столом в зале совещаний ратуши и оживленно повествовал события последних нескольки часов.

— Всё началось с просто триумфальной фразы «Господа, перед нами стоит невыполнимая задача, поэтому мы выполним её за целых два часа. В результате город будет наш. Предупреждаю, жертвы должны быть минимальны, тем более среди нас!» Приёмыши между делом поокрепли за эти несколько дней, уже стреляли уверенно и сильно привязались к новому оружию. Мы с Саймоном вынесли во двор кучу техники из его комнаты и составили в угол. Он начал там всё подключать, а я стал маскировать. Закидал катушку и пластины влажным сеном, чтобы охлаждало. Прикопал большие плиты, провода от них, я тогда и понятия не имел, что это такое, а Саймон, зараза такая, молчал и хитро улыбался на все вопросы. Тут прибежала Рин и сказала, что всё сделала как надо и к нам скоро придут. Саймон пощелкал выключателями и сказал, что всё готово к приёму. Ребят расставили вдоль ограждений, рассредоточились по кладбищу. С разведки вернулись птички, сообщив, что к нам приближается большой отряд, бронированный авангард и пехотинцы в легкой экипировке. Айда пояснила, что сообщила о крупном скоплении оппозиционных сил с хорошим вооружением. Рисковать не стал никто. Саймон глянул на часы и сказал, что время пошло. Приближался громкий лязгающий гул доспехов. Мне, честно признаюсь, стало не по себе, я на секунду представил, что у нас ничего не получится и мне в голову пришли кадры из прошлой резни. Но эти двое были мертвенно спокойны. Приёмыши вскинули оружие, но Саймон поднял руку.

— Стрелять только по моей команде!

— Перевертыши! Сдавайтесь! У нас численное превосходство! На нашей стороне Бог (мы дружно прыснули) и власть, у нас подготовленные войны, крепкая броня! Сдавайтесь на нашу милость, иначе смерть ваша будет долгой и мучительной! — Донеслось из-за высокой кладбищенской стены. Саймон сложил ладони у рта и крикнул в ответ

— На чьей стороне Бог, решать только ему, а он считает, что вы тупые дегенераты, и настоятельно рекомендует сложить оружие у стены и уматывать, это я вам авторитетно заявляю! 

Грянул ржач. Айда подошла к Саймону, шепнула ему что-то на ухо, он махнул ладонью, прося тишины, и сам сквозь смех выдавил

— А Богиня просила передать, что покажет вам, где панки зимуют, и...

Тут он уже сам расхохотался

— Нет, Кать, дальше я не могу.

Ворота с громким скрипом раскрылись, и все нааряглись. Саймон звонко щелкнул переключателем, и мне показалось, что моё ожерелье, ключи в кармане и пряжка на ремне сразу сильно потяжелели. На кладбище зашли войны в тяжелой броне, создавая бронированую коробку щитами. Из-за их спин вылетела туча стрел. Наши, было, закричали, но стрелы, едва пролетев пол траектории вдруг резко рухнули вниз, втыкаясь в землю, как раз там, где я закопал пластины! Короткое замешательство, и бронированная коробка продвинулась на десяток метров вперёд. Новая туча стрел, уже по более пологой траектории, и снова они втыкаются туда же! Тут даже мы растерялись, а вот Саймон у пульта, кажется, был полон самодовольства. Я медленно перебрался к нему.

— Что такое творится?

— Всё идёт по плану — ответил он, что-то постоянно переключая и подкручивая, при этом не отрывая взгляда от войска. — Надо, чтоб они продвинулись ещё чуть вперёд. Сейчас мы их выманим.

Саймон нажал на кнопку, резко скомандовав

— Арбалетчики, одиночным, навесом по центру п#здобратии огонь!!!

Болты вылетели из арбалетов, исправно обрушившись стальным градом в центр коробки. Тяжёлые рыцари неуверенно ступили вперёд, и Саймон отпустил кнопку. Снова стрелы, и снова в то же место. Там уже образовалась немаленькая кучка. Враз офигевшие войны, не расходясь из коробки, резко продвинулись вперёд на несколько метров. 

— Пора — Выдохнул Саймон и дернул рубильник. 

Что началось дальше, я до сих пор полностью понять не могу. Но войны, составляющие стенки коробки, вдруг резко полетели в сторону. Весь тяжелобронированный авангард смело с поля, словно крошки со стола. Они свалились в огромную кучу. Щиты выдрало из рук стрелков, шедших в середине, и они полетели вслед за авангардом. Туда же полетели клинки и стрелы. Саймон, не теряя момента, заорал во всё горло

— Из всех оружий прямой наводкой ОГОНЬ!

Это даже не туча, это огромная волна из стрел и дротиков, смертоносная и неостановимая. Неудивительно, что наши сто человек за минуты снесли без следа тысяч пять, чтоб не соврать, обученных войнов! Похоже, они ожидали всего, но не этого. Мы снесли элитную гвардию без потерь в личном составе!

Рём местами чуть ли не срывался на крик, отчего под конец уже охрип. И теперь присосался к кружке вина, жадно и громко глотая, а когда осушил её, довольно выдохнул.

— Ууух… А когда мы подошли к ратуше, они редко отстреливались из арбалетов, в итоге просто выкинули полотенце, всё даже скучно было. И справились, кстати, за час и тридцадь четыре минуты!

— Ты стал бы классным летописцем, Рём — сказал я, выходя из-за спины анимага. Тот вздрогнул от неожиданности.

— Саймон, ты… Вы… Вы с Рин просто великолепны!

— Мы все отлично показали себя, дружище, ты тоже был вне всяких похвал. К тому же это лишь первый этап, скоро о нашей победе узнают «выше», и начнется битва мирового масштаба, надо готовиться быстро.

— Это да, времени не так уж и много… А почему бы тебе просто не захватить власть? Ты же бог...

— Потому что я силён, но не всесилен. Чтобы это не произошло незаметно. И главное — чтобы показать перевертышам, чего они достойны. Первое, что я сделаю, когда мы придем к власти — уничтожу этот гадкий апартеид.

— Наверное, это правильно… Слушай, а где же Рин?

— Она не очень хорошо себя чувствует, поэтому я уложил её спать. Разберусь с делами и пойду к ней. Надо установить контроль над городом, жители не особо поняли, что произошло. Надо им объяснить, чтоб не придумали ничего дурного. 

Я плеснул себе вина и вышел.

Комментариев: 0

***

Готово. — Я похлопал ладонями, стряхивая пыль и дернул рубильник. На лечтнице ведущей в цоколь склепа загорелся свет. — пойдём?

Мы спустились в коридор. Освещаемый раньше только масляными фонарями в дальних концах, сейчас он залился ярким светом. Небольшие кнопки у входов в комнаты исправно зажигали лампочки в комнатах. Яркость лампочек была немного разной, потому что все спирали кропотливо мотались и заправлялись вручную.

— Дааа, месяц назад я и не думал, что так возможно...

— Месяц назад я подозревал, что вы давно так живёте...

— Как бы не так!

— И никому в голову не могло прийти, что Слёзы богов можно использовать как-то иначе, чем для расправы над людьми. 

Название-то какое… Слёзы богов… Кто ж плачет такой сильной щёлочью… Рём, найди Киру, передай ей это, она всё поймёт — я протянул ему записку с короткой надписью «пора, 50 1 2 30 1 2 20 2»

Он коротко кивнул и вышел из склепа. Вскоре спустилась Катя. Она восторженно осмотрела коридор и медленно выдохнула

— Вау… Вы такие молодцы, ребята… Быстро наладили всё...

— Сегодня Кира приведёт 50 человек по одному. Сможете разместить?

— Не сомневайся — Ловчая улыбнулась — мы справимся.

— Через два дня прибудут тридцать человек по одному, а ещё через два дня двадцать человек по двое. Принимать буду лично я.

— Зачем так?

— А как тебе толпа, шурующая в заброшенный склеп? Может, им ещё военный марш сыграть? К тому же, в этот склеп они будут заходить, пройдя контроль. Перед входом будут оборачиваться в ипостась. Шпионы мне не нужны.

— Категорично… Но разумно. 

— Саай! — Рём крикнул из дальнего конца коридора, выглядывая с лестницы — Спецзаказ пришёл!

— Замечательно, Рём! Весь?

— Да! Пять ящиков! Куда грузить?

— Ко мне! Только очень осторожно! Они очень хрупкие!

— Спецзаказ? — Ловчая подняла бровь

— Запасные лампочки — махнул я рукой — пойду к себе, проверю сохранность и ещё почерчу...

 

Я открыл один из ящиков, рассматривая чистые, блестящие колбы лампочек восторженным взглядом

— Дааа, милые, я именно это и хотел! Они великолепны! Скоро они займут место в моём самом главном оружии!

Я открыл папку со схемами и начал ставить пометки на схемы и на лампочки. 

— Да, всё сходится, великолепно!

Чёрт, я сейчас себе напоминаю суперзлодея. Какая у меня по сути цель? Захватить власть над миром. И супероружие создаю. Да, нелетальное, но это мелочи.

Я взял кусок извести и нацарапал над входом 

«ЛАБОРАТОРИЯ ЗЛОГО ГЕНИЯ»

И дико захохотал, входя в образ, согнув руки в локтях.

Зашёл внутрь и, скинув тряпки с огромного сооружения выше меня ростом, начал мотать огромную катушку.

— Котей?

Девушка зашла в келью, когда я уже прикручивал провода от катушки к батарее конденсаторов.

— Вау, а что это?

— Оружие. Против рыцарства на нашем пути. 

— Это как? 

— Скоро увидишь — я хитро улыбнулся.

— Там гость...

— Иду.

 

Парень лет шестнадцати от роду стоял на пороге, боязливо озираясь.

— Заходи. Имя? Ипостась?

— Лэнс. Сокол.

— Покажи.

Спустя секунду, сокол взмахнул крыльями, взмывая в воздух, приземлился мне на плечо.

— Это было необязательно, мне важно лишь увидеть ипостась — улыбнулся я. 

Парень потупился.

Я наклонился и шепнул ему на ухо, тот медленно мотнул головой.

— Нет, всегда хотел, но нет, к сожалению...

— Ладно, Лэнс, заходи. Там тебя встретят Исса и… и Рин. Они проводят тебя в келью. Не бойся, все духи на нашей стороне.

Спустя сорок человек, я подошёл к Айде.

— Солнце… Может, поменяемся? Это трудней, чем оказалось… Да и работа монотонная...

— Ладно. Я тоже об этом подумывала. Иди, Исса тебе всё объяснит.

 

— Итак, друзья! Все мы здесь собрались для одной цели! Наш род истребляют на потеху знати и пропитание короля… Или кто там он по статусу. Так вот, наша с вами цель — прекратить кровавый геноцид! Меня зовут Саймон. Возможно, скоро вам кто-нибудь проболтается, что у меня есть ещё одно имя, запомните — я его не люблю и очень прошу называть меня именно Саймоном. Это — я указал на охотницу — моя… спутница. Если точней — то девушка, если ещё точней, то невеста. Шутейки в сторону наших отношений будут караться… Узнаете как. Не смертельно, но желание отобьёт. Её зовут Рин и она тоже очень не любит своё прозвище. Мы с ней научим вас лучше взаимодействовать с вашими ипостасями, научим сражаться и лечить. Если вы это уже умеете, научим лучше. Справа от Рин стоит мой товарищ Рём. Он выдаст вам оружие и научит стрелять и работать с ним. В базе — вы освоите арбалет, а потом — гауссган. С арбалетами, может быть, кто-то общался, а вот гауссган — оружие, вышедшее из стен этого склепа, превосходит первый по скорострельности и точности. У Рёма нет второго имени, с ним вам будет проще. Справа от него стоит его супруга Исса. Она поможет вам освоиться в помещении, научит вас готовить и даст базовые знания по полевому выживанию. На этом, пожалуй, всё. Напоминаю, что по всем вопросам вы всегда можете обратиться к любому из нас. Я почти всегда доступен воон в той келье с наскальной живописью юмористического характера над входом. Только прошу меня не беспокоить в период с десяти до часа, в это время я… особенно сильно занят. — мы с охотницей обменялись хитрыми взглядами.

— Ах да, чуть не забыл. Каждому из вас у входа я задавал индивидуальный вопрос. Это наш с вами секрет, и если я узнаю, что кто-то проболтался, ярость моя будет страшна. Тем, кому из вас я, перед тем, как отпустить, сказал «Ты, запомни» — ждите, я вызову вас отдельно, у меня будет к вам поручение, когда время придёт. На этом всё. Вопросы?

Тихий голос из шеренги — Айрэн… Саймон… А какая у вас ипостась?

— И да, не надо называть нас айрэн и анси. Просто по имени. Я дракон. Рин тоже.

Тихий гул прокатился по толпе.

— Но драконов не существует! Не поверю, пока не увижу!

— Пожалуйста… Только не пугайтесь...

Я коснулся ипостаси, и перед толпой медленно поднялся на четыре лапы огромный дракон, блестя чёрной чешуёй. Я выпустил струйку огня, поджигая охапку ставших ненужными факелов в вазе. Скользнув прищуренным взглядом по окаменевшей толпе, я отпустил ипостась и мило улыбнулся. Вопросов больше не было. 

— Всем спасибо, все свободны.

Толпа медленно пошла к лестнице в цоколь, один парень подошёл ко мне, хлопнув по плечу и сказал

— Саймон, ты только не расстраивайся, но дракон ты уродливый...

Я малость опешил.

— Ну… Ну ничего, я это подрихтую… Зато удобно...

 

Я медленно зашёл в келью и задернул за собой шторку. Что ж, значит действительно надо что-то делать с ипостасью...

И я погрузился в думы.

Комментариев: 0

***

Туман медленно рассеялся, открывая мутные очертания ночного города N***. Саймон медленно продвигался вдоль проспекта против ветра, шёпотом матерясь под нос. Длинный шарф развевался по ветру всполохами, слегка дёргая за воротник.

Вокруг было пустынно, все давно спали… А, нет, не все. Крик из-за поворота привлёк внимание парня, он быстро пересёк улицу и заглянул за угол.

— Я ведь уже сколько раз тебя предупреждал, а… ЗАТКНИТЕ ЕМУ ГЛОТКУ! Предупреждал! 

— Хватит! Прошу! Я никому ничего не скажу, только не трогайте меня! — надрывный крик.

Два амбала держали обессилевшего стоявшего на коленях мужчину, с подбородка его падали капли крови вперемешку со слезами. Перед ним стоял третий и держал того за волосы.

— А уже поздно не говорить, мне донесли, что ты всё сказал.

— Нет! Клянусь, я ничего не говорил, поверьте мне...

— Поздно. Хватит с тебя, набегался...

В свете дальнего фонаря блеснул клинок, вонзаясь в грудь несчастного, тот вскрикнул и захрипел. Мужик наносил удар за ударом, в воздухе мелькали капли крови. Вскоре убитого отпихнули от себя и он сполз по стенке, оставляя на ней красный след. Я подошёл. Мужчина сидел у стены и редко всхлипывал.

— За что тебя?

Он поднял взгляд

— Случайный свидетель… Я скоро умру, вызовите полицию...

— Нет.

— Как нет? Почему? Вы вот так просто отпустите эту тварь?

— Не отпущу. Но и полицию вызвать не смогу.

— Телефона нет? Возьми мой, он в куртке.

— У тебя больше нет телефона, ты мёртв — сухо сказал Саймон, протягивая руку. Мужчина схватился за неё, подтянувшись и обернулся.

— Это...

— Да, это ты. И ты уже себе не поможешь. Идём?

— Нет! — Он подбежал к телу и сел в него, попытавшись принять его позу. Охотник встал напротив и едва заметно усмехнулся.

— Ты полагаешь, что сможешь жить с тридцатью двумя колотыми ранениями в грудь, или полагаешь, что они чудом затянутся?

Тот отчаянно взглнул на парня

— А что будет дальше?

— Ничего плохого, уж поверь — жнец попытался тепло улыбнуться, но это ему не удалось и он виновато опустил глаза.

— А ты… Ты пришёл за мной?

— Нет. Я за ним — Саймон кивнул в сторону, куда ушли братки. — Идём?

— А у меня есть выбор?

 

Мы шли по шоссе, шли неспешно, но быстро настигали уезжающую на большой скорости иномарку.

— Приехали — выдохнул жнец и щёлкнул пальцами. Машина резко затормозила, заворачиваясь набок.

— ТЫ ЧЁ, ОЛЕНЬ? Х*ЛЬ ТЫ ТАК ТОРМОЗИШЬ? — Главарь выскочил из машины, подбежав к водительскому окну. Охотник зашёл спереди, достал скальпель и коротко, без выпада, кольнул его в грудь точным ударом лезвия. Главарь схватился за сердце и зашипел, оседая на колени. Братки подбежали к нему, придерживая его за плечи.

— Это всё вы, козлы тупорылые… — шипел главарь — Всё из-за ва… ааа… — он закатил глаза и обмяк. От его тела отделился силуэт, перенявший его очертания.

— Это ещё что за хрень? Вы ещё кто таки… ТЫЫЫ??? Мы же тебя убили только что! Как ты..

— Ты тоже мёртв — холодно произнёс парень, одёргивая пальто и поправляя шарф — и в отличие от него — кивок в сторону мужчины — ты в моей юрисдикции. И нет, выжить тебе не светит, у тебя лохмотья вместо сердца. — он подошёл и положил ладонь на плечо главаря. Тот вспыхнул алым свечением и рассыпался на миллионы пылинок, втягиваясь в ладонь жнеца.

— А я? — посмотрел на охотника убитый.

— А ты умер не в свой срок. Я отведу тебя к твоему жнецу. Ты не переживай, всё хорошо будет...

— Да уж хуже не будет точно...

Отдай нам его! Он не твой! Ты не сможешь защитить его! — от стены отделились три тени, преобразовавшись в мужчин в деловых костюмах.

— Ну уж нет! — рявкнул Саймон, сверкнув глазами и впечатал людей в стену.

— Кто это? — испуганно прошептал мужчина

— Шакалы. Собирают всех, кто случайно или по неопытности попал в Лимб. Например, пытался проникнуть в астрал, но ошибся адресом… А ещё недостаточно проворных самоубийц.

— И что с ними будет дальше?

— Небытие.

— А с нами?

— Я не знаю… Но каждому своё, и явно неплохое.

— А если человек грешник?

— Все люди грешники. У одной из моих любимых групп есть строчка «Святых нет на земле, и это актуально»

— Стигмата?

— Вот видишь, даже вкусами сошлись.

— То есть ты человек?

— Все жнецы люди. Они ездят рядом с тобой в маршрутке, например, или ходят в кино. Или живут по соседству.

— Высматривают жертву!

— Что? Нет, конечно же, нет… Жнецы не знают своих… эмм… — Саймон замялся, подбирая  слово — своих предназначенных… пока не придёт их срок. Никто не отрицает, что с тобой может ехать полный вагон жнецов, друг друга они тоже редко узнают. Это ещё полбеды. Бывают случаи, когда жнец узнаёт, что следующим ему предназначена, например, мать, дочь или сестра. Да-да. И жнец обязан хранить свою тайну. Это тяжело, но это так.

— И всё же, что будет дальше?

— Не знаю, говорю же. Правда во фразе «Каждому воздастся по его вере», только далеко не все её правильно понимают. Человек при жизни… нет, пожалуй, не так. Как ты думаешь, что есть смерть?

— Нууу… Смерть — это, очевидно, отсутствие жизни...

— Даа, а тьма — это отсутствие света, а холод — отсутствие тепла. Слышал я эту сказку. Если про свет ещё можно поверить, то про холод, например, совсем бред. Ты мне объясни, как ты понимаешь слово смерть? Откуда она берётся? 

— Нуу… Наверное… Кровь останавливается, без крови кислород перестаёт поступать в мозг, тот умирает… То есть разрушается.

— Браво. Как Саймон-Хирургия я немножко аплодирую твоим познаниям. Но это медицинское объяснение. Вот представь, что твоё тело — это дом, в котором живёт душа. В доме отопление, телевизор, радио, куча еды и халявный интернет, а за пределами дома мороз в минус тридцадь семь градусов. А теперь в твоём теле больше тридцати ножевых ранений. Вот если бы в твоём доме было тридцать пробоин, разорванный водопровод и разбитые окна, что бы ты стал делать?

— Ну… Наверное, стал бы искать тёплое место...

— Именно. Душа делает также. Смерть — это спасение, или даже эвакуация души из дома-тела, в котором стало невозможно жить. Отличие её в том, что она заранее готовит свой запасной дом где-то в другом городе, куда быстренько свалит. А жнецы — это не скелеты в плащах с косами, а скорее таксисты, которые отправляют душу в её город, точнее мир, где она поселится в новый дом. Когда человек сильно болен, у него, как у дома, отказывает система, например, отопления. И пока в доме совсем не похолодало, душа будет там. И если добрый дядя-врач успеет починить отопление до похолодания в доме, душа останется там. Но, стоит учесть одно: Если душа покидает дом, он начинает довольно быстро разрушаться, поэтому переждать ремонт в новом доме не получится. 

— Интересно. а шакалы?

— Если душа не выстроила новый дом, и её не успел подхватить жнец, она остается на улице бомжевать. Деться ей некуда. Тут её и находят шакалы. Элементали, например. Им для жизни нужна энергия, они питаются бездомными душами.

— То есть жнецы могут быть виноваты?

— Нет, не могут. 

— А кто вами управляет?

— Судьба. Она тоже не виновна. Виновны люди.

— А Бог?

— Какой из?

— Хмм… Христос?

— Он не бог. Он Agnus Dei. Сын божий, пророк, но не бог. А боги… Боги — такие же люди. Им безразлично, кто ты, и чем жил. Да, у них есть свои моральные нормы, и сочтя тебя аморальным, они могут дать тебе по шее, как и какой-нибудь парень в ночном клубе. Но отправлять тебя в рай или в ад… Нет. Свыкнись с мыслью, что тут ты никому не нужен, и на грехи твои, равно, как и на благие дела, всем глубоко параллельно. Единственный, кому ты нужен — это ты сам. Заботься о себе, чем прочней и красивей плстроишь свой новый дом, тем приятней тебе будет в нём жить, и тем дольше он простоит, прежде чем изветшает, вынудив тебя переезжать вновь.

— А куда мы сейчас идём?

Жнец оторвался от думы и осмотрелся

— Гуляем по ночному городу. Красиво, не правда ли?

— Правда… Но мне страшно...

— Хватит. Ладно, у меня есть свой «город». Хочешь жить там?

— А там рай или ад?

Охотник закатил глаза.

— Опять ты в крайности кидаешься. Нормально там, Энвартеум не хуже этого мира, если будешь хорошо себя вести, он тебе понравится. 

— Ладно, чёрт с ним, так хоть чуть ясней стало… Перемещай.

— Наш разговор ты всё равно не вспомнишь, как и меня. Прощай.

Саймон опустил ладонь на плечо мужчины, и тот растворился в воздухе.

— И опять я один… — буркнул жнец, направляясь в сторону общежития — рассвет я, похоже, сегодня не встречу...

Комментариев: 0
Страницы: 1 2 3