***

Строй медленно двигался, проходя в широкое окно портала и исчезая в плотном тумане. Из портала веяло ночной прохладой и свежестью. Катя подошла сзади, положив ладонь мне на плечо.

— Ничего не забыли?

— Нет… Я три раза перепроверил по списку. Идём?

— Да, пожалуй.

Портал беззвучно схлопнулся за нашими спинами. Впереди тихо шелестело наше немногочисленное войско. 

— Я провожу тебя до ворот. 

— Не нужно… Проведи брифинг — Охотница обняла меня и растворилась в тумане.

— Ладно — я обернулся к войску — У нас есть пятнадцать минут, за это время мы расходимся. Первая группа — четыре техника, сапёр и четыре десантника, плюс сто пехотинцев идут к северо-западному входу и держатся от него за пятьдесят метров, туман позволяет нам такую наглость, главное не шуметь. Со мной остаётся один из той группы. Когда через эти пятнадцать минут Рин вернётся, этот один движется в группу и командует подходить к городу, а мы с оставшейся группой идём к северным воротам и минируем их, на каждые ворота у меня по семь минут, плюс пять на переход. Я минирую север, и иду на северо-запад. В это время десант забирается в корзину, техники её снаряжают и вооружают десантников. Рин остаётся с вами. К этому времени туман рассеется, я кину вам фаер, НО. Всякое может случиться, поэтому, когда я пойду, начинаете отсчитывать ровно двенадцать минут. По истечении двенадцати минут, либо по фаеру, взлетаем. Сапёры отсчитывают шестьдесят секунд по секундомеру и взрывают ворота, обе группы вступают в город. Через десять минут после выступления начнётся рассвет. Условия: своих не бросать, по гражданским не стрелять, глушители не снимать. Так как гвардия Верховного даже не подозревает о существовании АК-12 и М4А1, как и любого другого огнестрельного оружия в самых смелых фантазиях, поэтому пройдёте вы легко. Перевёртышей из нас трое — я, Рин и Рём, Рём возглавит движение в городе, мы с Рин хватаем десантные корзины и вылетаем к цитадели Верховного. Десант с воздуха снимает охрану и дырявит стены по возможности. К этому моменту как раз взрываются ворота. Город имеет радиально-концентрическую структуру, проще говоря, как нарезанный пирог — центр и от него расходятся улицы к окраинам, соединяемые дорогами. Вы проникаете в город, растекаетесь по внешней окружной вдоль стены и все дружненько с разных сторон двигаетесь в сторону центра, по минимуму стреляя, снимая охранников и гвардейцев, оказывающих сопротивление. Пленных брать, скорее всего, по окончании операции можно будет их отпустить, так что чем больше сдадутся, тем лучше. Поэтому к военнопленным относимся уважительно. Когда прибудете в центр, действуете по обстоятельствам, я буду там. Если на улице никого не будет, заходите в цитадель. Бронированный десант там всё зачистит к вашему приходу. Вопросы?.. Вопросов, похоже, нет. И времени на них тоже нет, первый отряд, выступайте, до встречи. Главное — когда соберётесь взрывать ворота, отойдите подальше и откройте рты широко, это поможет не пострадать от взрывной волны. 

Строй разделился, и одна половина тихо, но не расходясь из строя, выдвинулась на северо-запад, исчезая в тумане. Хорошо хоть, что компасы тут работают. Через пять минут подошла Ловчая, и я подал знак выдвигаться.

— Ну как оно?

— Всё нормально, убивать их я не стала, как и планировалось, у них коматозное состояние.

— Я бы скорее сказал — анабиотическое...

— Не суть, ты понял, о чём я — Рин поёжилась — Холодно и влажно… Это утро даже свежесть не выручает...

— Ах да, чуть не забыл...

Подул тёплый ветер, рассеивая туман. Медленно прояснился пейзаж. В пятиста метрах на северо-западе мялся первый отряд, к ним приблизился оставшийся со мной, и они ровным строем двинулись к воротам. Я глянул на часы и неспешно начал закладывать шашки в петли и засов ворот. Выдав пульт сапёру, объяснил, как привести в действие взрывчатку и подошёл к Кате.

— План помнишь?

— Да.

— Секундомер у Рёма, он даст команду, но если фаер вылетит раньше, лети по нему. Встречаемся в городе.

Накинув куртку, я побежал к другим воротам. Сапёр там уже разгрузился, поэтому я сходу подхватил две шашки и подошёл к воротам. 

— Сай, корзина готова.

— Замечательно. Вылетаем немедленно. Так — я подозвал жестом сапёра — отгоняешь всех вооон тудааа, сам тоже отходишь. Вот это пульт. Как только тикнет шестьдесят секунд, поворачиваешь ключ, открываешь крышку, щёлкаешь тумблер под ней. Понял? Хорошо… Нет, нехорошо, блин, почему я об этом сразу не подумал, как я в ипостаси кину фаер… Ладно, будь, что будет, осталось пятнадцать секунд. Эй, в корзине! Держитесь там за что-нибудь, взлёт будет жёсткий!

Я разбежался, на ходу выдёргивая запал фальшфаера и со всей силы кинул его в сторону первых ворот. Не останавливаясь, я в прыжке обратился, наощупь цепляясь когтями за ручку корзины, расправил крылья и начал набирать высоту.

— Воувоувоу, Саймон! Поосторожней! — Взволнованно закричали из раскачавшейся корзины. Я глянул вниз и подмигнул им. С другой стороны синхронно со мной поднялся второй дракон, точнее драконесса, сверкая чешуёй в лучах восходящего солнца. Мы пересекли стену, направляясь к самой высокой башне города. Когда до неё осталось меньше сотни метров, сзади почти одновременно прогремели два взрыва. К этому моменту мы уже выровнялись, снайперы защёлкали винтовками, снимая охрану. ракетчики начали заряжаться, стрелки сидели на дне корзин, ожидая десантирования. Раздалось оглушительное шипение и в направлении башни вылетела первая ракета, отколов от неё приличный кусок. Я растянулся в улыбке, проведя мысленно аналогию с вертолётом Ка-52. Внизу что-то закричали, загремел колокол, о корзины начали звякать наконечники стрел и болтов.

Обстреляв башню со всех сторон, мы высадили десант на терассе с другой стороны. Я подлетел к башне и, вцепившись когтями в оконный проём, резко дёрнул её. Громко хрустнув, она отломилась от основания и рухнула вниз на площадь. Я сел на выпирающую винтовую лестницу и отпустил ипостась, следом за мной приземлилась Айда.

— Идём вниз!

Мы шли по длинным пустым коридорам, натыкаясь на трупы.

— Мда, наши джегернауты вошли во вкус.

Где-то внизу слышалась приглушённая стрельба. Ракетчики оставили трубы в корзинах и сейчас ходили с ручными пулемётами.

— Саймон!

Я оглянулся. Сзади стоял один из десантников.

— Здание очищено, Верховного зажали в комнате, он заперся, дверь не открывается, петли закрыты, не прострелить.

— Идём.

Мы зашли в холл. В одной из комнат кто-то копошился, ракетчик изо всех сил лупил в дверь прикладом пулемёта.

— Отойдите! Сейчас, детишки, я вас познакомлю с подствольным гранатомётом. Дай-ка мне автомат...

Один из стрелков протянул мне АК-101 с подствольником, я зарядил его и выстрелил в дверь. Её вышибло, как бумажную. Повисла тишина, только слышались выстрелы приближающегося войска. Из заполненной дымом комнаты раздалось громкое рычание и из плотной завесы дыма вышел огромный медведь.

— Оооо, для него у меня есть кое-что, прошипела Катя и, сжав в руках что-то блестящее, рванулась навстречу перевёртышу.

Он нелепо махал лапами, пытаясь отбиваться, но неуклюжести медведя противостояла ловкость и грация отточенных движений воина. Оттолкнувшись от стены, охотница оседлала медведя и вонзила ему в шею длянный стеклянный шприц, выдавливая всё содержимое. Медведь заметался, скинув девушку на пол, уменьшился, шерсть на звере начала исчезать, сменяясь кожей, и спустя несколько секунд перед нами стоял Верховный правитель Энвартеума айрэн Ларэнтие собственной персоной в чём мать родила.

— Обана! Вот так встреча! — выпалил я, слегка оседая

— Т… ты… его знаешь?.. 

— От… ткуда… з… знает? — это уже сам Верховный подал голос

— Дааа… А лучше бы я тебя тогда стервятникам отдал. Котёнок, я рассказывал, это тот снусмумрик, которого братки порешили.

— Какие братки? Кого порешили?

— Тебя, тебя… Ладно, так и быть, вспоминай. 

Зрачки Верховного расширились, он закачался.

— Чёрт… Чёрт, чувак, так это твой мир...

— Угу… Да не трясись ты так, я тебя не убью. — я кивнул одному из стрелков, он подошёл ко мне — Спустись вниз, скажи техникам, чтоб ставились на терассе, как я учил.

Тот кивнул и побежал вниз.

— Не убьёшь? — Катя подняла глаза — А как же...

— Подожди, ушастик. — Я улыбнулся ей — Так вот, я тебя не убью. А отдам ей. А вот что она с тобой сделает, я не знаю, и не отвечаю. Нет, ну вы посмотрите на этот хищный драконий оскал, а! — Бойцы приглушённо засмеялись, смущая девушку. — Но честно — это лучшее, что я могу с тобой сделать, поверь. Если бы я убивал тебя сам… В общем, считай моё решение актом милости… Единственное, что я сделаю сразу — я сорвал медальон с шеи Верховного и отдал девушке. 

— Помощь нужна? 

Она помотала головой. Я заглянул в комнату, убедившись, что там никто не прячется. 

— Развлекайтесь. Я на терассу. Ребят, будьте тут, на случай, если он что учудит.

 

Солнце уже полностью вышло, поднимаясь из-за горизонта всё выше. Техники исправно расставляли акустику и усилители, соединяя всё проводами, плоды моих последних работ, чуть было не пострадавшие во время вторжения. Я достал микрофон и подключил его к длинному шнуру в центре терассы, постучав по нему пальцем. Громким эхом стук отразился от стен и крыш. 

— Доброе утро, уважаемые жители моего любимого мира — начал я, как можно более боброжелательным тоном. — А главное, что это утро не только доброе, но ещё и очень интересное! А интересно оно тем, что сегодня, сами того не поняв, вы проснулись в совершенно новом мире! И если вы не жиреете за счёт государственной казны, не грабите бедное население нашей замечательной страны и не развлекаетесь еженедельным загоном перепуганных перевёртышей, то новый мир вам обязательно понравится! Ваш прелестный государь минувшей ночью опочил навека. Вообще, решив показать свою крутость в пылу назревающего бунта, он решил себе завести наследника. И даже избрал прекрасную особу на роль суррогатной матери. Бедняга и предположить не мог, что в момент зачатия его настигнет импотенция. Ну да на всё воля божья, не так ли? Вот и я думаю, что так. К тому же бунт оказался не толпой крестьян с вилами и крупным рогатым скотом, которая легко решается ящиком арбалетных болтов, а масштабной спецоперацией в лучших традициях элитных боевых подразделений.

К этому моменту на площади уже образовалась немаленькая толпа. Катя подошла сзади с мешком и удивлённо окинула взглядом собравшихся людей.

— Итак, ваш замечательный правитель сильно с этим накосячил, не смог позаботиться даже о себе. Неудивительно тогда осознавать, как он заботился о вас. Повышающиеся налоги, пошлины, слежка, загон и забой перевёртышей, а всё ради чего? Знаете, где ваши налоги? У него в подвале золотая комната, бассейн, массажная, и ВСЁ из чистого золота. Но ничего, зло всегда остаётся наказанным, поэтому такое разгильдяйство привело вашего государя к этому — я засунул руку в мешок, ожидая нащупать шевелюру правителя. Но вместо этого пальцы проскользнули во что-то тёплое мягкое и сырое, более того, похоже, напрочь там застряли. 

— Трахея… — прошипел я, пытаясь стряхнуть голову с пальцев, но после безуспешных попыток, решил, что и так сойдёт, и достал голову из мешка

— Вот к этому! — я вытянул руку вперёд, голова гордо возвышалась, насаженная на мои пальцы.

Народ ахнул, Катя скривила лицо и отвернулась.

— Помоги — прошипел я стоящему рядом бойцу. Он схватился за голову и я одним рывком высвободил пальцы. 

— Полагаю, друзья, вы в шоке. Я, если честно, тоже. Но и нам и вам теперь с этим жить. Обещаю, что скоро вы почувствуете перемены в жизни. Если вы хорошие люди, то и перемены будут хорошими. А теперь представляю нам… Точнее вам нового Верховного правителя Энвартеума — Рёма!

Робкие апплодисменты из толпы. Люди смирились… Рём подошёл ко мне и взял микрофон.

— Здравствуйте… Честно, пару месяцев назад я даже не подозревал, что займу эту должность, да что уж там — он хмыкнул — я даже вчера утром этого не подозревал! Да к тому же принять этот пост из ТАКИХ рук, ведь перед вами, дамы и господа, не кто иной, а сами боги Энвартеума!

Эхо последних слогов повисло в мертвенной тишине. 

— Сай, Рин, подойдите! — громко прошептал Рём, оглянувшись. Мы подошли ближе.

— Вот эта девушка — продолжил анимаг — богиня Рин. Покровительница любви, тепла и заботы.

— Кать — прошептал я — лапки спрячь и крылья расправь.

Девушка спрятала окровавленные руки за спину и расправила крылья. Белоснежные перья ослепительно сияли в свете солнца.

— И правда… Пресветлая… Пришла… Спасение… — то тут, то там восторженный шёпот катился по толпе.

— А вот этот парень — верховный бог Энвартеума Саймон, Покровитель силы, защиты и справедливости. Не первый месяц я сражаюсь рука обруку с ними и всё сильней убеждаюсь — они пришли, чтобы сделать этот мир лучше и чище. И я горд нести такую ответственную должность, порученную мне их решением. Ну а они, я надеюсь, всегда помогут мне советом, как поступить лучше.

— Конечно поможем — я дружески хлопнул его по плечу.

Из одного конца площади кто-то захлопал. Апплодисменты разрастались по толпе лавинообразно, рёвом разнесясь по всем уголкам. Люди ликовали.

— Ну вот и отлично — сказал я — операцию «Революция 17года» Можно считать завершённой.

Катя прыснула

— Ну, по этому случаю можно и в золотой бассейн? — Засмеялся Рём.

— Неее, это не наш метод! Вечером покажу наш.

Мы вышли с терассы и пошли в комнату.

Обсудить у себя 2
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: