***

— Слушай, уборку переносим, я сейчас ухожу — сосед застал меня за усердным втиранием мази в поврежденный некрозом кожный покров.

— Окей… — Я пожал плечами, не отрываясь от процедуры — а куда? Если не секрет..

— Да на квартиру… Приду под утро, всю ночь пить будем, спать нельзя, а то проспим нахрен. Ключи оставишь на вахте, чтоб мне тебя не будить, окей? Хотя постой… Погнали со мной, а? Всё по идее для перваков и затевалось.

Я задумался. С одной стороны меня сильно грела мысль, что уставший и замерзший Саймон наконец-то пришёл в общагу, а с другой меня смущённо дергало за край рубашки скромное желание убить внутреннего социопата. Немного поколебавшись я решил, что пофиг, где спать, да может хоть знакомства новые заведу, всяко легче будет. И мы вышли. На улице стояла уже приличная такая толпа народа. Мы прошли вперёд, и пока закупались, нас успели уже догнать. 

В квартире царил полумрак. Больше всего меня позабавило наличие двух балконов — на кухне и в комнате. Квартирка вполне себе уютная, но местами на стенах не было обоев, практически не было мебели и было довольно прохладно. Что ж, мы сюда пить пришли, сейчас потеплеет; а пить с культпросветом, наверное, весело...

Хозяин квартиры приглушил музыку.

— Кто-нибудь умеет играть на гитаре? — Он протягивал гитару всем рядом стоящим, но они молча мотали головой. Наконец, я молча подошел и взял у него инструмент, сыграв по привычке сперва главные аккорды соль-мажорной тональности. 

— Отлично, гитарист есть. Ты с какой специальности?

— Звукач — отозвался я.

— Здорово. Эстрадники кто-нибудь есть?

— Лууууч солнца золотооооого… — Тихо затянул я из угла.

— Отбой! — Захохотал парень — без эстрадников обошлись.

К припеву все втянулись, поэтому уже целый хор мечтательно подхватил:

«Ночь пройдёт, наступит утро ясное...

Знаю, счастье нас с тобой ждёт...

Ночь пройдёт, пройдёт пора ненастная,

Солнце войдёт!...»

Народ всё стягивался, то тут, то там слышалось

«о, девчонки/пацаны оттуда-то написали, что подходят!», буквально через пять минут слышался звонок в дверь.

— Чувак, можешь сыграть что-нибудь весёлое?

Я бросил перебирать минорные аккорды и резко переключился на всё тот же соль-мажор:

" Рррради забавы я настрочил куплет для умственно отсталых!

Акселерантных девок, фэнов игровых приставок!"

— Ой, нее, мне такое не выговорить — улыбнулся тот — Ещё что знаешь?

Не меняя строй, я сделал максимально ехидное лицо и, словно исподтишка, плавно ускоряясь и увеличивая громкость завёл

«Яяя по желеезной дороооге иду

Не свернуууть мне ни вправо, ни влево, 

Посевы взойдут...»

— Оооооо! Донеслось из дальней комнаты и на кухню завалилась толпа, во весь голос подхватив

«Солнце, купи мне гитару!

Научи курить план!

Не раскачивай землю!

Не буди поутрууу!!!

Пивом проставь,

Да прокляни сушняк!

В общем, сделай так,

Чтобы всё было ништяк!!!»

И тут разбойники пустились в пляс… Ой, это из другой сказки...

Когда бутылки с пивом и более крепкими напитками опустели, хозяин квартиры спросил

— Ребят, а вы знаете, что ещё только десять вечера?

Кого-то послали за догоном...

Выпив два стаканчика пива и один вина, я больше не пил и не вдавался в подробности бед тех, кто сновал туда-сюда в поисках водки или зажигалки. Я молча сидел в углу, давно переиграв весь общеизвестный репертуар, который знаю, и тихо бренькал песни «берлина» и «ММ!», причём последних играл те, которые ещё не только не вышли, но на которые даже не успел написать музыку. Просто импровизировал. А пипл вокруг выборочно пьянел. Спустя пару часов один уже завалился спать, двое самозабвенно сосались прямо передо мной на полу, а я давно отдал гитару и сидел в углу на стопке подушек, откинувшись к стене и набирался, так сказать, сеансу. Тут, похоже, сеть почуяла, что без неё совсем тухло, и телефон в кармане настойчиво зажужжал, отсчитывая стопку сообщений.

"- Сегодня никуда не идем?"

Я мечтательно улыбнулся

"- Останемся) Творцам добра тоже иногда нужно отдыхать)" а вслух добавил — они заслуживают отдыха как никто другой...

"- Я рассказ дописываю" 

Я переключился на МП, увидев новое событие, устроился поудобней и начал читать.

«Маг коротко кивнул, жестом приглашая Тень к расчищенному на полу месту для работы. Охотница сразу же начала вырисовывать на полу сложную печать Вирра. О нём...»

— Привет, я Вика...

«да хоть Турук Мак'То» — промелькнуло у меня в голове, но я сдержался и вместо того, чтобы зарычать, нашёл в себе силы повернуться к существу в белой блузке, причалившему на край подушки по левому борту от меня и стравившему шкот, мерно покачиваясь на безмятежных волнах зелёного змия. 

— Саймон — я выдавил улыбку.

— Я поступила на эстрадно-херовое (опечатка по Фрейду) как тебе моё пение?

Нет, пела она ничего… Пока не опьянела… Недостаток её был больше в том, что она раз десять просила меня сыграть припев «джинсы порезаны, лето, три полоски на кедах», потому что она его знает.

— Ну как… Ничего… Тем более ты поступила и теперь будешь им заниматься, намного повысишь уровень...

Я снова углубился в чтение. 

— Ой, а это текст песни? — Девчонка заглянула мне через плечо

— Нет.

— Стихи?

— Нет!

— А что?

— Рассказ.

— Расскаааз?

— Да. Девушка пишет. Очень талантливо...

— Дееевушка...

— Агааа — мечтательно протянул я, удовлетворенно зажмурившись.

Девчонка закрыла глаза и откинулась к стенке. 

"- Умная… Ещё чуть-чуть и я бы тебя ей сдал в мешке, перевязанном красной лентой — подумал я, прыснув от представленной завязки сюжета — эх бы, как тебе досталось… Давай трезвей"

Я отодвинулся, продолжив читать. Народ постепенно куда-то исчезал. Меня клонило в сон. В конце концов, не выдержав натиска, я взял одну из подушек и пошёл в дальнюю комнату. Тут я понял, куда все делись. В комнате расположилась целая казарма, несколько человек оккупировали диван, остальные расположились рядом на полу, дружно обнявшись. Сил умиляться у меня уже не было, я кинул подушку к стене с розеткой, подключил телефон на зарядку, свернулся калачиком на подушке и закрыл глаза. Вокруг все ворочались, перешептывались, на кухне один из театралов показывал девчонкам боксерские приёмы, грохая битой посудой, но меня это уже не тревожило, скоро меня обнимет мой тёплый дракон...

 

***

 

Айда сидела на кровати в своём боевом облачении и смотрела в одну точку не моргая… Я снял капюшон, подошёл к ней и убрал повязку, закрывающую её лицо. Наклонился ближе и осторожно коснулся её губ.

Она подняла взгляд на меня.

— Ты тоже ещё не переоделась после той вылазки? — Улыбнулся я, кивнув на плотную кожаную куртку с ножнами — устала, солнышко?

Ловчая улыбнулась в ответ и молча кивнула.

— Хватит сил прогуляться?

— А куда?

— Тебе понравится...

Лес тихо шелестел над головой, сквозь кроны деревьев едва пробивался свет звёзд, ориентироваться помогало только ночное зрение, поэтому вскоре я разглядел большой камень, скрывший провал. Спустившись вниз, я указал Ловчей на стену.

— Что это?

— Дай руку.

Она неуверенно протянула мне ладонь. Я взял её и провёл по стене зигзагом. За пальцами Тени оставались искрящиеся серебристые следы, расчертившие гладкий камень вдоль и он раскрылся по следу, запуская нас внутрь. Я зажёг в руке небольшой фаербол и подбросил его в потолок. Грот залился рыжим сиянием, отражающимся от того, что было внизу — огромных куч серебра и драгоценных камней.

— Тут примерно девятьсот кубомет… — Начал было я, оборачиваясь к Айде, но той уже не было. Слух донёс до меня звон серебряных монет и перстней из дальнего конца грота. Я медленно обошёл сокровищницу, дойдя, наконец, до довольно вурчащей и звенящей кучи серебра.

— Катя...

— Вур? — Из за кучи показалась Ловчая. На шее у неё висела цепь этак на полкило, за застежки на одежде нацеплялись цепочки и кулоны, всё это, ссыпаясь вниз, весело звенело, а взгляд её был счастливым и отчасти даже фанатичным. Я не удержался и засмеялся.

— Ушастик, я ж тебе теперь инструктаж проводить буду перед походом в злачные места… А если б тут контуры стояли? Ну ладно, ладно, я тебе показал, что теперь у тебя есть. Это наша сокровищница, как сюда заходить, ты теперь знаешь. Приходи, как захочешь, тут всё твоё, а теперь домой...

 

Огонёк в лампе, похожей на керосинку, освещал комнату пульсирующим светом. Тень лежала в кроватке, закрыв глаза и прижавшись ко мне, закинув на меня ногу, как обычно.

— Последний день лета?

— Уже первый день осени, солнышко… Времени уже почти три часа — я поцеловал Ловчую и она густо покраснела.

— Вуррр...

— Ага — я улыбнулся, теребя руками её волосы — засыпай, милая, завтра трудный день...

— Я люблю тебя, Антон...

— Вау — усмехнулся я — Антон?

— Я редко называю тебя так, нужно исправлять — улыбнулась Айда.

— Всё-таки Сай мне больше нравится — сказал я после короткого раздумья. 

Мне никто не ответил. Тень тихо мурлыкала во сне, положив голову мне на плечо. Я закрыл глаза и сразу заснул... 

Обсудить у себя 2
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: